amapok (52vadim) wrote,
amapok
52vadim

Category:

Виктор Конецкий. Петр Иванович Ниточкин к вопросу о квазидураках



...– Нет, парень, – сказал я, с исключительной волей продолжая прятать глаза, только теперь я упер взгляд в далекую рекламную женщину.

– Извините! – вежливо сказал полицейский, очень длинно выругался, и его автомобиль тихо, как взбесившийся карибу, прыгнул из сорняков на дорогу и исчез за поворотом со скоростью молоденького привидения.

– Что он сказал? – спросил кандидат наук.

– "Почеши свой зад разбитой бутылкой", – перевел я полицейское ругательство со вздохом облегчения.

– Кошмар какой! – сказал химик. – Он нас наверняка сфотографировал!

– Да он лап с руля не снимал, – сказал я. – Уберите наконец дамский велосипед с носа!

– При их-то технике! – воскликнул химик, снимая оправу с носа. – Они из пуговицы фотографируют!

– За подмогой поехал! – донеслось с небес. – Торопиться Пескареву надо!

– Вы как хотите, а я пошел, – понижая голос до таинственного шелеста, сказал химик. – Шериф здесь наверняка какую-нибудь электронную подслушивающую штуковину оставил!

– Но-но, – сказал я, поднимаясь с матраса. – Никуда вы один не пойдете. Здесь полно бродячих собак. И успокойтесь, Сергей Исидорович. Вы еще должны судьбу благодарить. Быть может, вы сейчас будущего президента Соединенных Штатов видели и с ним познакомились, – продолжал я ободряющим тоном. Сергей Исидорович все-таки первый раз был за границей, его нервное состояние можно было понять, и не следовало сердиться; наоборот, следовало ученого развлечь, зарядить оптимизмом.

– Эхма, разводного ключа нет! – донесся повеселевший голос Елпидифора. Одновременно с верхотуры доносились звуки какой-то целенаправленной человеческой деятельности – там звякало и ритмично поскрипывало железо.

– Президент? Какого президента? – переспросил химик.

– Американский писатель Эрскин Колдуэлл, – начал объяснять я, закуривая и разминая закаменевшие члены, -утверждает, что в этой удивительной стране множество политических деятелей начинали с ловли собак. Если уж на то пошло, так большинство известных сенаторов, членов конгресса и президентов начинали здесь политическую карьеру именно с этого. Вряд ли, Сергей Исидорович, мы найдем здесь хоть одного крупного политика, который раньше не занимался бы ловлей собак.

– Не говорите ерунды! Не может этого быть! – огрызнулся

Сергей Исидорович, кутая горло. – Я несколько другого мнения о политических деятелях США. Не забывайте, им хватило ума вступить на путь мирного сосуществования!

– Политика здесь, по мнению Колдуэлла, странная вещь, -сказал я. – То, что во всяком другом деле обязательно, к ней никаким боком не подходит. Политический деятель здесь начинает карьеру, ну, допустим, собаколовом, а не успеете оглянуться -и он уже перемахнул через это.

– Ваши разговорчики вечно какие-то двусмысленные, -сказал ученый холодным и тихим, как вода в омуте на Колыме, голосом и повертел головой, ища подслушивающие устройства.

– Вон идут спасатели, – сказал я. – Скоро обо всем этом вы будете вспоминать с улыбкой.

По дороге широко шагали молодой капитан и боцман Витя с бухтой бросательного конца на шее.

– Что тут с моим помощником? – спросил Всеволод Владимирович деловито. Он был полон решительности, был собран, отлично выбрит и зарумянился на холодном ветру, ему хотелось действий, хотелось сложностей, чтобы решать их на моих глазах и чтобы я потом доложил о его молодой и дерзкой упругости на совете капитанов или в службе мореплавания.

– Я думаю, Всеволод Владимирович, что вашего помощника пора оттуда снимать, -сказал я.
Всеволод Владимирович цепким взглядом обвел Эверест никелированного и ржавого железа, прикинул вертикальные углы и дистанции, растопырив пальцы по образцу секстана, и сказал:

– Ну-с, то, что влезать куда-нибудь легче, нежели слезать, это так же точно, как то, что наплодить автомобилей легче, нежели от них избавиться. Верно я говорю, Елпидифор Фаддеич? Как меня понял?

– Вас понял! – донеслось с верхотуры.

– Значит, считаете пора его оттуда снять? – спросил меня капитан задорно.

– Давайте, действуйте, Всеволод Владимирович. До следующего патруля операцию – кровь из носа – приказываю закончить!

– Какого патруля? – спросил капитан.

– Полицейский здесь ездит, – встрял химик. – Шериф.

– Есть! Ясно! Понял! Давай, дракон, кидай ему скорей веревку! – приказал коллега боцману. – Стыд какой! Никогда с моими помощниками такой ерунды не было. Сейчас здесь еще и наш агент поедет, и увидит Елпидифора на куче, и спросит, ясное дело, чего он туда полез. Что я ему скажу? Бросай скорее, Витя!

Дракон Витя раскрутил в американском воздухе бросательный конец, как Балда веревку в пруду с чертями, и выпустил ее в направлении Елпидифора. Тяжесть с глухим звуком ударила в бампер "бьюика" метрах в трех от "кадиллака", из которого наблюдала за происходящим голова третьего помощника.

– До бросательного сам доберешься? – спросил капитан.

– Попробую, – сказала голова Елпидифора и почесала в затылке.

– Не робеет! – обрадовался капитан. – Молодец, Фаддеич! Начинай! Только не развали всю кучу. Если вон тот "ягуар" заденешь, все завалится и нас прихлопнет. Ты там поосторожнее, Фаддеич! Если всю кучу развалишь, лучше на пароход не возвращайся! Как слышишь? – пошутил он.

– Мне все до последнего звука слышно, прямо как стереомагнитофон здесь стоит, – объяснил Елпидифор, начиная сползать из "кадиллака" к "бьюику". И сразу нарушился баланс равновесия во всем огромном штабеле. В глубинах его что-то затрещало, и мне показалось, что гора собирается сделать наконец шаг к Магомету.

– Берегись! – заорал капитан. – Лезь назад! Как понял?!

И Елпидифор в мгновение ока забрался обратно.

– Вас понял! Не двигаюсь! Даже вздохнуть боюсь! -доложил он.

– Так! – сказал капитан и сверился со своим золотым полухронометром. – Ты все-таки двигайся, Фаддеич! Как же ты, черт побери, слезешь, если не будешь двигаться?

– А черт его знает как! – сказал Елпидифор плачущим голосом. – Пожарных надо!

– Пожарных! – наконец искренне возмутился мой молодой коллега. – Я те дам пожарных! На пожарных годовой валюты не хватит! Гори там хоть голубым огнем. Шевелись давай!

– Нельзя тут шевелиться! – сказал Елпидифор.

– Слезай, олух царя небесного! Слезай, как хочешь! -вдруг зарычал из меня какой-то стареющий и стервенеющий ягуар.

– Не слезешь – я тебя до конца рейса в пассажиры переведу или в матросы без класса! – зарычал следом за мной капитан. – А ты меня знаешь, я слово держу крепко! Чего молчишь? Оглох ты там, что ли?!

– Кошмар какой! – проныл кандидат. – Воспаление легких здесь с вами схватишь!

– Слезай! – проревел капитан. – Я тебе такую характеристику напишу, что мама родная не узнает и визы как ушей не увидишь! Я слов на ветер не бросаю!

– Плевать я на визу хотел! – ответил Елпидифор. – Я, считай, уже уволился!

– Я тебе такое сочиню, что вместо пенсии шиш получишь, -заверил Елпидифора капитан. – Прыгай! Ты меня знаешь, я слов на ветер не бросаю! Тащи матрас сюда, Сергей Исидорович! Боцман, стань на страховку! До трех считаю! Раз!.. Стыд какой! Лезть боится! Два!.. Я тебя предупредил, Пескарев: такое напишу!.. Ну!.. – и топнул ногой, как конь Александра Македонского.

– Разобьется ваш Пескарев в мелкие брызги! – с едким злорадством, несколько неожиданным в его положении, сказал в ответ Елпидифор. – А вам самим тогда мешок завяжут!.. Ладно! Пущай! Лезу! Постойте, только калошу брошу! – Он вытянул руку с калошей над пропастью, тщательно прицелился и разжал пальцы.
Калоша попала в центр матраса, положенного химиком на том самом месте, где ученый лишился очков, и запрыгала на матрасе, как клоун на батуте.

– В ней что-то есть! – сказал боцман.

– Что там? – спросил капитан.

– Вроде, титская сила, что-то живое, – сказал боцман.

– Боже милостивый! Амортизатор там, – первым рассмотрел химик, хотя и был без очков. – Амортизатор от передней подвески "Жигулей"! В экспортном варианте! .....


https://tululu.org/read45446/14/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments