amapok (52vadim) wrote,
amapok
52vadim

Category:

Фарли Моуэт. Не кричи: "Волки!"

Посвящается Ангелине

Долгие годы и большое расстояние разделяют ванную комнату моей бабушки в Оквилле (Онтарио) и волчье логово в тундре центрального Киватина. В мои намерения не входит описание всего жизненного пути,лежащего между этими крайними точками. Но у всякого рассказа должно быть начало, поэтому б историю моего житья-бытья среди волков следует начинатьс бабушкиной ванной. В пятилетнем возрасте я не обнаруживал ни малейших признаков будущего призвания, хотя у большинства одаренных детей они появляются значительнораньше. Возможно, именно огорчение, вызванное моей неспособностью хоть как-то проявить себя, побудило родителей отвезти меня в Оквилль. Там они подкинули незадачливого сына бабушке с дедушкой, а сами укатили отдыхать. В оквилльском доме, носившем название "Живая изгородь", царил духнео бычайной чопорности, и я там чувствовал себя не в своей тарелке. Мой двоюродний брат, постоянный обитатель дома, был немногим старше меня, ноон уже твердо выбрал для себя профессию военного - собрал огромную армиюоловянних солдатиков и целеустремленно готовился стать вторым Веллингтоном. Моя полная непригодность к роли Наполеона так его разозлила,что последовал разрыв всяких отношений между нами, если не считать самыхофициальных. Моя бабка, валлийская аристократка, так никогда и не простившая мужуего скобяной торговли, относилась ко мне вполне терпимо, но я никак не могпреодолеть страха перед ней. Впрочем, ее боялись все, включая дедушку,который давненько нашел спасение в притворной глухоте. Целые дни дед проводил в большом уютном кожаном кресле, спокойный и невозмутимый, словноБудда, недоступный житейским бурям, проносившимся по коридарам "Живой изгороди". Однако могу поклясться, что он отлично слышал слово "виски",даже сказанное шепотом за три этажа от его комнаты. В этом доме для меня не нашлось задушевного друга, и я стал повсюубродить один, решительно отказываясь расходовать энергию на что-либо полезное; именно тогда и так неожиданно проявились мои будущие наклонности.
Моя бабка, валлийская аристократка, так никогда и не простившая мужу
его скобяной торговли, относилась ко мне вполне терпимо, но я никак не мог
преодолеть страха перед ней. Впрочем, ее боялись все, включая дедушку,
который давненько нашел спасение в притворной глухоте. Целые дни дед
проводил вбольшом уютном кожаном кресле, спокойный и невозмутимый, словно
Будда, недоступный житейским бурям, проносившимся по коридарам "Живой
изгороди". Однако могу поклясться, что он отлично слышал слово "виски",
даже сказанное шепотом за три этажа от его комнаты.
В этом доме для меня не нашлось задушевного друга, и я стал повсюду
бродить один, решительно отказываясь расходовать энергию на что-либо
полезное; именно тогда и так неожиданно проявились мои будущие
наклонности.


Однажды жарким летним днем я бесцельно брел вдоль сильно петлявшего
ручейка, как вдруг вышел к пересохшей заводи. На дне ее, чуть прикрытые
зеленым илом, лежали при последнем издыхании три вьюна. Рыбки
заинтересовали меня. Палкой я вытащил их на берег и с нетерпением стал
ждать, когда они заснут, но вьюны никак не хотели умирать. Только я решал,
что они уже окончательно мертвы, как вдруг широкие, безобразные рты
открывались еще для одного вздоха. Столь упорное нежелание подчиниться
судьбе так потрясло меня, что я нашел консервную банку, положил туда
вьюнов, прикрыл илом и понес домой.
Рыбки начинали мне нравиться, и я страшно захотел узнать их поближе.
Только вот вопрос - где их держать? Стиральных корыт в "Живой изгороди"
нет; есть, правда, ванна, но пробка плохо подходит и не держит воду.
Настало время ложиться спать, а я все еще не решил проблему, хотя и
понимал, что даже такие стойкие рыбы вряд ли выдержат целую ночь в
консервной банке. Не найдя приемлемого выхода, подгоняемый отчаянием, я
пошел на все и решил пустить рыбок в унитаз бабушкиного старомодного
туалета.
Я был тогда слишком мал и не мог понимать всех специфических
особенностей, которые присущи старости. Одна из них и послужила
непосредственной причиной неожиданного и весьма драматического
столкновения между бабушкой и рыбами, происшедшего глубокой ночью.
Переживание оказалось слишком сильным и для бабушки, и для меня, и,
вероятно, для вьнов тоже. До конца своей жизни бабушка в рот не брала рыбы
и, отправляясь в ночные странствия, неизменно вооружалась электрическим
фонариком. Признаться, я так и не знаю, какой эффект это событие произвело
на вьюнов, так как мой жестокий кузен безжалостно спустил воду, едва
тревога улеглась. Что касается меня самого, то это происшествие послужило
первым толчком к моему увлечению малыми тварями, которое сохранилось и
поныне. Одним словом, приключение с вьюнами положило начало моей карьере
натуралиста и биолога.
Так начался путь, который привел меня в волчье логово. ...

http://lib.ru/RAZNOE/volfes.txt

Tags: # книга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments