amapok (52vadim) wrote,
amapok
52vadim

В этот день… 30 ноября

Оригинал взят у slavikap в В этот день… 30 ноября
Оригинал взят у shatff в В этот день… 30 ноября

О том, как Суворов стал фельдмаршалом

По свидетельству источников, 30 ноября 1794 года Суворов стал генерал-фельдмаршалом…

…В отечественной историографии это событие не слишком афишировалось – 65-летнего полководца отметили за подавление польского восстания.



Позже появился анекдот, согласно которому Александр Васильевич отписал императрице: «Ура! Варшава наша!»; на что та ответствовала: «Ура! Фельдмаршал Суворов!» На самом деле, подданные (включая даже Суворова) своим монархам в таком легкомысленным стиле, конечно, не отчитывались – а тем им эхом не отвечали. Но Суворов действительно написал своему непосредственному начальнику, Румянцеву: «Сиятельнейший граф, ура! Прага наша». А рескрипт императрицы звучал так: «Господин генерал-фельдмаршал граф Александр Васильевич. Поздравляю вас со всеми победами и со взятьем прагских укреплений и самой Варшавы. Пребывая к вам отлично доброжелательна, Екатерина». (Уточним – Прагой в то время называлось варшавское предместье; именно его штурм в начале ноября в Польше до сих пор называют «Пражской резнёй»). Впрочем, по порядку…



Суворов впервые появился в Польше во время кампании 1669-72 годов (кстати, здесь он получил генерал-майора) – и так наподдал конфедератам, что его надолго запомнили. (До такой степени, что после Измаила будет пущен слух, что он убит – в 90-х поляки первое время будут считать, что имеют дело с однофамильцем).

С тех пор случились два раздела Польши – и Французская революция. А в  1794-м началось восстание, которое возглавил Костюшко. (Этот неутомимый бунтарь поспешно прибыл из Америки – там местные борцы за освобождение произвели его в бригадные генералы – а на родине он, не мелочась, стал генералиссимусом). В апреле произошла так называемая «Варшавская заутреня» – внезапно напав на расслабленный русский гарнизон, поляки вырезали около четырёх тысяч человек; как говорят, многих прямо в храме, во время Пасхальной заутрени. Такая же судьба постигла русских в Вильно;  по всей стране начались военные действия – и, после ряда неудач, Екатерина вызвала Суворова. (До этого императрица приберегала его на случай вполне возможной войны с турками; однако те активности не проявляли, а польские события приобрели опасный размах – причём на фоне упомянутой революции во Франции. Отметим, что генералиссимус Костюшко за участие в восстании обещал крестьянам личную свободу).



Суворов прибыл – в своей обычной манере в нескольких сражениях разгромил превосходящие силы поляков (мы опустим подробности, хотя там присутствуют такие шедевры, как сабельная атака спешенной кавалерии в лесу) – и подступил к Варшаве.

Город защищали около тридцати тысяч при ста орудиях, под командой генерала Вавжецкого. (Костюшко уже попал в плен: он будет томиться в Петропавловской крепости – правда, в доме коменданта – потом его отпустит Павел). Суворов располагал меньшими силами – к тому же у него не было осадной артиллерии, в то время как поляки успели укрепить Прагу – помимо рва, вала и прочего, русских ожидали сюрпризы вроде шести рядов волчьих ям!



Впоследствии Суворов скажет: «Дело сие подобно Измаильскому»: гарнизон сопротивлялся яростно, но в течение трёх часов упорного боя был уничтожен – причём это происходило на глазах жителей собственно Варшавы; предместье располагалось на другом берегу Вислы. События этого дня и получили уже упомянутое название «Резни в Праге».

Как это обычно и бывает, источники противоположных сторон расходятся полярно. Поляки говорят о беспощадном избиении двадцати тысяч человек, включая женщин и детей; а Суворова изображают палачом, приказавшим, среди прочего, «отрубить кисти рук шести тысячам пленных»! Что же там было на самом деле?..

Будущий герой Двенадцатого года Денис Давыдов признавал: «Во время штурма Праги остервенение наших войск, пылавших местью за изменническое побиение поляками товарищей, достигло крайних пределов». Другой участник штурма писал: «В нас стреляли из окон домов и с крыш, и наши солдаты, врываясь в дома, умерщвляли всех, кто им ни попадался…»

Одним словом, та часть приказа Суворова, в которой говорилось: «Неприятеля, просящего пощады, щадить, безоружных не убивать, с бабами не воевать; малолеток не трогать», отчасти выполнена не была – тем не менее, он отчитался о почти тринадцати тысячах пленных. (Половину, кстати, Суворов почти сразу отпустит).

На следующий день победитель продиктует подавленным парламентёрам  условия капитуляции – прямо на усеянном трупами берегу Вислы.

Варшава сдастся без боя – вскоре с восстанием будет покончено, а Польшу разделят в третий раз.



Подводя итог, спросим – бросает ли это событие тень на репутацию Суворова? (Эксцессы, безусловно, были – не случайно будущий фельдмаршал сначала запретит преследовать бегущих, и даже распорядится  разрушить мост; а потом прикажет входящим в сдавшуюся Варшаву войскам разрядить оружие – кстати, говорят, что полки, штурмовавшие Прагу, от этого мероприятия будут отстранены). Однако… вспомним, что такие общепризнанные герои, как Наполеон или герцог Веллингтон расстреливали пленных тысячами – а уж что творили их вояки в захваченных городах…

Но англичане и революционные французы трогательно объединятся, крича о зверствах русских; а вот поляки, на тот момент разделятся: по крайней мере, магистрат встретил Суворова хлебом-солью и преподнес золотую табакерку с надписью «Варшава – своему избавителю». Екатерина осыплет победителя дарами; прусский король наградит его орденом Красного Орла и Большого Черного Орла; австрийский император пришлёт свой портрет, осыпанный бриллиантами.

PS: Сам Александр Васильевич впоследствии скажет примечательные слова: «…меня считали за варвара – при штурме Праги убито было семь тысяч человек. Европа говорит, что я чудовище; но я хотел бы поговорить об этом с людьми, и узнать от них: не лучше ли кончить войну гибелью семи тысяч  человек, чем тянуть дело и погубить сто тысяч»?

Ответ, вроде бы, очевиден – но мало у кого хватит смелости, чтобы произнести его вслух… впрочем, это – совсем другая история…


Напоследок. 30 ноября 1945 года родился Роджер Гловер – басист «Дип Пёрпл», автор, продюсер множества знаменитых групп – а ещё он не так давно в очередной раз стал отцом – в шестьдесят шесть лет!  



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments